juchek_durito (juchek_durito) wrote,
juchek_durito
juchek_durito

Постмодернистская экономика


(предыдущая статья)

Финансы в классической политэкономии это требование на часть общественного капитала за производство денег. Это требование сейчас выражено не в абсолютной (физической) форме, а в относительной (процентной), но содержание этого требования не поменялось.

Когда я пишу, что рассматриваю финансы абстрактно, то в марксистской политэкономии, это обозначает абстрактно конкретное. Рассматриваю я это понятие во взаимодействии с конкретно общим и это экономические отношения. Финансы - это часть общественного бытия, результат экономических взаимоотношений в обществе. Финансовая система - это не отдельная экономическая система производящая капитал, а система управляющая распределением и перераспределением капитала, т. е. той его части, которая получена в результате выставления требования на долю общественного продукта за производство денег. Эксплуатация в виде безвозмездного присвоения добавочной стоимости капиталистами никуда не исчезла. Капитализм есть высшая форма развития товарных отношений, товаром становится все, в том числе что не создается, с первого взгляда, трудом – совесть, честь, нравственность и т. д. Но используя материалистическую диалектику и диалектическую метафизику, можно выявить, что все этические и эстетические нормы выработаны («выстраданы») в процессе общественного труда, а используя критерий собственности можно все превратить в товар, в том числе и индивидуальные качества (критерии и понятия) общественно абстрактного человека. Но только при капитализме этот товар начинает обмениваться наравне с другими товарами, при предыдущих общественно-экономических формациях такие обмены табуировались. При образовании классовых обществ (класс – абстрактная форма) или кастовых, перераспределение капитала получает новую форму. Капитал перераспределяется в пользу правящего класса-гегемона посредством насилия, т. е. при распределении и перераспределении капитала происходит безвозмездный отъем созданного прибавочного капитала (а иногда капитал необходимый и для самопроизводства). Насилие осуществляется посредством государства. При капитализме правящий класс — это капиталисты. Капиталист является собственником на средства производства и становится капиталистом из буржуа тогда, когда уже лично, т. е. физически не принимает участие в создании капитала. Следующая, более высокая (если хотите высшая) форма существования капитализма – это империализм, когда формируется общемировая элита, не ограниченная государственными границами, тогда возникают общие законы для государств, общие силовые структуры и т. д. и т. п. В начале такие законы, институты, силовые органы действуют на территории возникающих союзов государств, а затем, захватывая новые сферы влияния распространяются на весь мир. Но эта господствующая элита капиталистическая.

Банкиры, которые появились в процессе развития производительных сил и изменяющихся производственных отношений, присвоили себе в ходе исторического процесса право выпуска денег. Деньги в общественном производстве сначала были необходимы для упрощения обменных операций, затем при росте производства капитала, являлись неким абстрактным хранилищем информации о стоимости произведенного капитала. Производя деньги (путь их производства, и трансформацию формы денег я уже рассмотрел) банкир был связан с производством, как и капиталист, но производство это было достаточно однобоким, потому что необходимо было постоянно признавать полезность выпускаемой продукции. Эта полезность в конце концов была введена и как критерий капитала в классическую политэкономию. Марксизм выявил всю безосновательность этого критерия, и подверг критике еще множество понятий и критериев, при этом Маркс выявил объективное содержание различных экономических понятий. В том числе он проанализировал содержание денежного капитала, как формы существования производственного капитала и уже в «Капитале» предвосхитил дальнейшее развитие производственных отношений, но он жил в капиталистическом обществе. Ленин, используя подход Маркса к экономике, сделал заключение о развитии капитализма и переходе его в стадию империализма, при этом указал, что происходит синтез элит капиталистических и банковских. Наступал черед изменения экономической модели в рамках капиталистического строя – финансовый капитализм. Капиталист уже получал не только прибавочную долю со своих предприятий, но и через финансовые институты оформлял право требования на часть другого, чужого капитала, с производством которого он не был связан. В конце концов процесс синтеза пришел в финальную стадию, и те капиталисты которые вступили в симбиоз с банкирами сформировали новую элиту – финансистов. Социально-экономический строй изменился и стал не капиталистическим, а финансовым. Потом несколько раз менялись экономические модели в рамках этого нового строя. Финансист теперь получает не прибавочную стоимость конкретного предприятия, а накладывает требование не только на весь мировой произведенный капитал, но и еще на не произведенный капитал. Если капиталист эксплуатировал только общественного субъекта продавшего ему рабочую силу, то финансист накладывает свое требование даже на не рождённого человека и на уже умершего. Капиталист уже хоть мелкий, хоть крупный тоже обязан выплачивать финансисту по его требованиям, не говоря уже о мелком буржуа. Капиталист уже не является верхним звеном пищевой цепочки. При этом в соответствии с законами диалектического материализма, финансист является результатом процесса развития производительных сил и изменяющихся производственных отношений. Такая форма эксплуатации практически приближается к абсолютной, и развивается она по своим объективным законам, основой которых являются законы капиталистического развития. Капиталистический мир до сих пор сопротивляется этому новому строю, как феодальный строй сопротивлялся капиталистическому. Этот процесс мы сейчас переживаем. Но финансисты пользуются такими совокупными ресурсами, которые империалистам перед первой мировой войной и не снились, и многократно превосходят ресурсы только нарождающегося финансового класса перед второй мировой войной. Поэтому с такой легкостью сменяются элиты государств, разрушаются сами государства, ввергаются в хаос целые регионы и затем с такой же легкостью иногда наводится порядок (ровно настолько насколько необходимо). Здесь нет никакой магии или теории заговора. Деньги являясь отражением созданного капитала, читай энергии людей, через систему присвоения становились собственностью или индивида, или конкретной группы людей. Использовавший их субъект являлся обладателем огромной энергии, отраженной в деньгах, но деньги есть лишь физический продукт, который ограничен материалом, из которого они создаются. Финансовые же инструменты обладают в потенциале возможностью использовать энергию всего совокупного произведенного продукта. Большой же проблемой для финансовых элит остается использование такого критерия как собственность. Именно этот критерий явился слабым звеном с развитием производительных сил. Использование такого критерия играло положительную роль в развитии товарных отношений при обмене конкретных продуктов, полученных в процессе материального производства. При виртуальных же требованиях (не имеющих под собой объективных оснований) на произведенный капитал необходимо внедрение виртуальных ценностей. Но даже внедрение в сознание виртуальных ценностей не приведет к желаемому результату, т. к. человек в процессе производства сталкивается с реальным, объективно существующим миром. И на повестку дня выносится уже не внедрение отдельных ценностей, а целых концепций, через которые необходимо внедрять новую идеологию, для нового общества. И этой идеологией может быть только фашизм. Фашизм призван подавлять не только волю, менять сознание, создавать новые этические и эстетические нормы, но и уничтожить общественного человека, тогда потребность в критерии собственности станет не нужной. Собственность станет атрибутом финансового класса, остальным будет лишь делегироваться право пользования капиталом. Именно эти эксперименты мы наблюдаем на Украине. Но фашистская идеология необходима для достижения главной цели финансовых элит – глобальной власти над перераспределением капитала, у неё нет ни способности, а главное желания заниматься производством капитала, эта функция нового класса – новых рабов. Финансовые менеджеры необходимые для осуществления надзора над «говорящими животными» и распределения, перераспределения капитала необходимого для самовоспроизводства трудящихся, по сути те же рабы.

Отказ принятия российской элиты в «глобальный клуб» финансистов привел в последнее время к изменению политики нашего государства. Политика, проводимая нашей элитой, отражает экономические процессы и развитие производственных отношений, имеющих планетарный масштаб. Переговоры о таком принятии шли со времен окончания Второй мировой войны, точнее со времен Ялтинской конференции. Диалектическая же логика говорит о том, что как бы не развивались данные процессы для нашей элиты, где мы – население России, есть только капитал, который используют для достижения своих целей, конечным результатом будет глобальное изменение в устройстве нашего общества. Это изменение можно назвать одним словом – порабощение, или точнее окончательное порабощение населения России. Не важно кто будет осуществлять эксплуатацию – местные коллаборационисты или иностранные менеджеры. Содержание новой модели в рамках финансового экономического строя будет одно – установление абсолютной власти для перераспределения капитала. Перераспределение капитала будет происходить при господствующей фашистской идеологии, в пользу глобальной финансовой элиты. Осознавая всю пафосность такого заявления, я хочу в процессе написания статей привести доказательства сделанному заявлению. Но также используя, в том числе метафизику, найти возможный путь, который выведет из тупика, в который ведет наша элита.

Оригинал взят у pokrish_kin в МЕТАФИЗИКА. часть 4 глава 2

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments